viking_nord (viking_nord) wrote,
viking_nord
viking_nord

Categories:

Отличное интервью Кирилла Титаева про российскую правоохранительную систему

— Российская правоохранительная система — продолжение советской? Если смотреть на принципы работы, то мы получили правоохранительные органы по наследству?

— Это большая и сложная история. Если попытаться уложить ответ в одну фразу, то наши правоохранительные органы — это испорченные советские правоохранительные органы.

Давайте посмотрим, как развивалась советская правоохранительная система в части уголовного преследования. Изначально, в начале 1920-х годов, формируется вполне типовая структура и для того момента, и для современного мира. Классическая модель, при которой есть органы милиции, которые расследуют, раскрывают и — с минимальным участием прокуратуры — передают в суд простые уголовные дела по очевидным преступлениям. По сложным преступлениям милиция тесно работает вместе с более юридически квалифицированным сотрудником прокуратуры.

В 1930-е начинает возникать выделенный следственный аппарат НКВД. В этой системе следователь — это не инспектор уголовного розыска, который раскрывает дело. Это тот, кто работает с уже установленным подозреваемым. Конечно, в основном этот аппарат возникает для нужд политического сыска — по большому счету, для репрессий. Соответственно результаты работы НКВД очень часто поступали не в суд, а в особое совещание — то, что принято называть «тройками».

Так это и работало дальше. Для общеуголовных преступлений был общемировой стандартный путь — инспектор милиции и прокурор, который потом несет дело в суд. А для политических — отдельное следствие НКВД. Но в середине 1950-х в советском юридическом сообществе возникает идея изменить уголовное законодательство так, чтобы повторение массовых репрессий стало невозможным. Мы знаем, что массовые репрессии не повторились и, может быть, в этом есть какой-то вклад советских юристов, которые пытались создать максимально жесткие рамки, исключающие внесудебные расправы.

В частности, в первой версии Уголовно-процессуального кодекса СССР, вступившего в действие к 1961 году, общая модель расследования описана ровно так, как она работает во всем мире. Есть милиция, где дознание может проводить практически любой сотрудник. Есть уголовный розыск — для более сложных дел. И есть следствие в прокуратуре, которое работает по юридически сложным делам.

Но уже в 1963 году указом Президиума Верховного совета вносятся поправки, которые создают отдельное следствие в составе органов внутренних дел. И дальше институт следствия будет только развиваться.

В чем здесь проблема? В том, что мы вводим дополнительную фигуру. Изначально у нас есть милиционер, который ищет подозреваемого и собирает доказательства его вины, и прокурор, который доказательства проверяет и несет дело в суд. И всем понятно, как распределена ответственность. Но мы между ними помещаем следователя — и это именно та зона, где возможны фальсификации, пытки и так далее. Следователь, с одной стороны, не видит оперативной работы милиции, а с другой — не выступает перед судом. Это в том числе приводит нас ко многим проблемам, которые мы имеем сейчас. Например, к традиции обвинительного заключения как черновика для приговора. Уже с 1960-х прокурор оторван от непосредственно милицейской работы и ему сложно разобраться в деле. Поэтому он и передает судье вот этот черновик обвинительного приговора. А черновика оправдательного — просто нет.

Отсюда
Subscribe
promo viking_nord март 29, 2013 22:42 14
Buy for 100 tokens
Вообще это очередное решение, с помощью которого попытаются решить две задачи. Во-первых, Милонов уже надоел, как горькая редька, а креативный класс нужно чем-то развлечь, чтобы он свой карнавал продолжал. А, во-вторых, это решение на даст расслабиться ядерному электорату Путина "вы едите наши…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments